Управление образования Лидского
районного исполнительного комитета

Новости управления

Семинар-тренинг «Развитие лидерских навыков и продвижение молодежных инициатив в медиасреде»

Опубликовано: 4 часа назад

Подробнее...

Итоги районного этапа олимпиады по финансовой грамотности

Опубликовано: 5 часов назад

Подробнее...

Хрустальная Альфа – 2020

Опубликовано: 23 октября 2020

20 исследовательских работ учащихся Лидского района допущены к участию в областной конференции исследовательских работ «Хрустальная Альфа»

Подробнее...

На крыльях к маме

Опубликовано: 20 октября 2020

Подробнее...

Почётное звание - МАМА

Опубликовано: 20 октября 2020

Подробнее...

Соревнования по подвижным играм «Весёлые старты!»

Опубликовано: 19 октября 2020

Подробнее...

Практикум для учителей-дефектологов

Опубликовано: 16 октября 2020

Прошёл практикум для учителей-дефектологов, работающих с детьми с аутистическими нарушениями

Подробнее...

Конкурс кабинетов истории и обществоведения

Опубликовано: 16 октября 2020

Подведены итоги районного конкурса кабинетов истории и обществоведения учреждений общего среднего образования

Подробнее...

Решение сложных жизненных ситуаций

Опубликовано: 12 октября 2020

Состоялся круглый стол для специалистов социально-педагогических и психологических служб, классных руководителей учреждений образования

Подробнее...

Международный день детского церебрального паралича

Опубликовано: 07 октября 2020

Подробнее...

Аспекты психологической составляющей процедуры восстановления в родительских правах

Я, как специалист по охране прав детства, глубоко убеждена, что психолог – это великий миротворец! Вот уж, по истине, актуальное сравнение действий специалиста данной профессии, можно сказать, приближенных к «боевым», в урегулировании конфликтов, связанных  с возвратом детей сиротской категории из приёмных семей на воспитание биологическим родителям, восстановленным в родительских правах. И ведь сила и победа в чём? В слове, убеждении, компромиссном решении. Пусть этот откровенный разговор между конфликтующими сторонами не будет быстрым, пусть он потребует времени. Но говоря «военным языком», «на передовой» - судьба ребёнка. Мы, взрослые, понимаем, что биологическая семья является истоком для несовершеннолетнего. Никто и ничто не может заменить родную семью. А желание, усилия и конкретные меры в сегодняшних непростых условиях, предпринятые матерью либо отцом по возврату ребёнка себе на воспитание, превыше материального достатка приёмной семьи. И пусть условия проживания биологической семьи гораздо скромнее приёмной, пусть место проживания - спокойная деревня, а не шумный город, пусть рядом окружающие – простые сельские труженики, а не предприимчивые, постоянно идущие  и бегущие городские жители, но главный результат - создание безопасного, спокойного, надёжного «коридора» для «безболезненного» перехода воспитанника замещающей семьи из одной среды в другую. Маленькому человечку  в силу возраста трудно разобраться в каких-то неведомых ему юридической силе судебного документа и сроке решения распорядительного органа. Но детскому разуму под силу понять, что он не один, что его окружают любящие и понимающие его взрослые люди, которые не ссорятся, дружат между собой и всегда придут ему на помощь. И всё так, как у детей. И ничего-то особенного в его жизни не произошло. И бояться нечего. И друзей стало больше. И можно ходить и ездить друг к другу в гости. Дружба – великая сила! Разве это не здорово! Ведь всегда можно договориться. Разве это не доктрина военной дипломатии? Разве не велика миротворческая роль психолога в столь благородной судьбоносной миссии.

На примере из практики своей работы хочу подтвердить вышесказанное.

В течение 5 лет маленькая Алёна (имя девочки изменено) воспитывалась в приёмной семье одинокой женщины. Приёмная мама Вера Ивановна Черник (имя отчество, фамилия приёмного родителя по этическим нормам изменены) являлась далёкой родственницей матери девочки. Часто бывала в гостях в семье малышки, проживающей в удалённом от её места жительства области и районе. Личная жизнь Веры Ивановны не сложилась, кровных детей не было, и она любила маленькую Алёнку, как родную. Баловала подарками. Вера Ивановна имела свой большой просторный благоустроенный дом, приусадебный участок, личную технику, которой умела управлять, работала специалистом в сельском хозяйстве и пользовалась уважением и авторитетом среди местных жителей. И как только узнала, что родителей Алёнки лишили родительских прав, поспешила ребёнку на помощь: уволилась с сельскохозяйственного кооператива и устроилась приёмным родителем в отделе образования. Девочке приёмная мама ни в чём не отказывала и даже подумывала всё своё нажитое имущество оставить своей воспитаннице. Усыновить девочку не решалась: то ли стеснялась своего немолодого возраста, то ли общественного мнения, то ли скрывать не будем, по причине потери девочкой льгот ребёнка, оставшегося без попечения родителей. Несмотря на то, что Вера Ивановна слыла добрейшим души человеком, в глубине души таила обиду и даже ненависть к родителям девочки. «Как же они так могли поступить с маленькой беззащитной кровиночкой?» - постоянно думала она. Папа и мама девочки были очень молоды, жили на хуторе. С рождением дочки столкнулись с бытовыми трудностями, стали выпивать, ссориться. Отец стал уходить из дома. В нужный момент необходимой поддержки не смогли получить. Родственники изредка набегом как-то пытались вернуть родителей к нормальной жизни, да ничего не получилось. Шли годы. Родители Алёны развелись. Мама, Светлана Петровна (имя отчество изменено по этическим нормам), переехала жить в деревню, устроилась на работу, вышла замуж и родила мальчика. Возмужала. Но Светлану Петровну мучила совесть о том, как живётся её Алёнке. Мама Света знала, что девочка воспитывается у Веры Ивановны, только строгость тётки, стыд, «злые языки» окружающих  не позволяли ей сделать первые шаги к встрече с Алёнкой. Муж Светланы советовал написать письмо Алёне. «Человеческое сердце не каменное, а вдруг Вера Ивановна тебя поймёт и простит, напиши письмо», - говорил он. Далее, события разворачивались с ускоряющей силой. Вера Ивановна, получая письма, не показывала их девочке. «Алёна моя и только моя, всё равно она не помнит свою биологическую маму и незачем ей об этом напоминать. Я ей дам больше, чем родная мать. И колхоз у нас побогаче, есть и школа, и детский сад, и Дом культуры, и Дом быта, и даже своя гостиница имеется.

Да только Светлана Петровна была настойчива в своём желании вернуть дочь. Сердце ей подсказывало о том, что нельзя решать такой вопрос сразу документально, душевную тропинку надо протоптать к дочке. И пустилась Светлана Петровна в дальнюю дорогу к нам в Лидский район. Обратилась за помощью к специалистам. Вот тут-то и применил  психолог районного социально-педагогического центра все знания, умения и навыки «военной» стратегии по восстановлению детско-родительских отношений. Встречи биологической мамы дочерью с разрешения приёмного родителя проходили в жилом доме законного представителя ребёнка. Молодость, красота и, наверное, ещё что-то необъяснимое, способствовали сближению Светланы Петровны и Алёнки. Встречи происходили на протяжении полгода, практически, ежемесячно. Психолог выезжала вместе со Светланой Петровной к месту жительства Алёнки. Вера Ивановна была немногословна, смотрела на всё происходящее недоверчивым взглядом. Девочка же наоборот радовалась тому, что у неё появился ещё один большой друг, который совсем не хочет её обидеть, а наоборот вызывает радость, смех и хорошее настроение при своём появлении. И пусть Алёнка не называла Светлану Петровну мамой, но что тянуло её к этой симпатичной, стройной и улыбчивой тёте. Я также имела возможность присутствовать на встречах. Было удивительно, что подаренную Светланой Петровной, модную кепку, девочка не снимала с головы даже в доме, иногда подбегала к Светлане Петровне и присаживалась на колени. Конечно же для взрослых сторон было всё не так просто. Мы все терпеливо ждали помощи от самой Веры Ивановны, понимали, что лучше «худой мир», чем война. В интересах маленькой 5 – летней Алёнки пришлось дополнительно индивидуально работать с приёмным родителем, которая не хотела отпускать девочку, настраивать биологическую маму на терпеливое ожидание; подключать дополнительный ресурс: службу СППС детского сада, председателя сельского совета, директора районного социально-педагогического центра. Вера Ивановна пробовала поспешно решить вопрос с усыновлением ребёнка, да от всего происходящего стала страдать гипертензией и согласно медицинскому заключению не могла быть кандидатом в усыновители. На районном судебном заседании продолжала занимать отрицательную позицию по восстановлению в родительских правах биологической матери.  Областной суд оставил районное решение суда без изменения. Как исполнить судебное решение? И тут сыграл большую роль очередной манёвр психолога. По совету специалиста по приглашению Светланы Петровны приёмная мать с девочкой съездила в гости в новую семью биологической матери. И только тогда, когда приёмная мама увидела всё своими глазами, сердце её оттаяло, и она принялась помогать девочке к  возврату к биологической матери, переходу в новую семью. С согласия биологической матери девочка непродолжительное время после областного судебного решения продолжала оставаться в семье приёмного родителя на условиях проживания в семье родственницы (дошкольный возраст позволял сделать это), а Вера Ивановна всё смелее сотрудничала со специалистами и готовила девочку. Ведь для Алёнки она была значимым человеком, и девочка  по-детски ей доверяла. И в этом была всеобщая победа!

Алёнка уже подросток. В её родной семье всё благополучно. В семье Веры Ивановны она частый гость. Тётя Вера для неё большой друг и мудрый советчик. Алёнка в свою очередь также взяла шефство над тётей и во всём ей помогает. «Что бы я делала, как бы жила на свете без своей Алёнки», - тихими зимними вечерами думает Вера Ивановна, сидя у окна и ожидая приезда такого для неё родного человечка.

Пусть возврат Алёнки из приёмной семьи биологическому родителю был не быстрым, а кропотливым и продолжительным, но он не нарушил психику ребёнку, вселил веру и надежду в любовь и добро, как движущую силу, не посеял зло и вражду на земле. А это самое главное. Вы с этим согласны?

Восстановление в родительских правах – это очень ответственная процедура для родителей, педагогов, специалистов государственных органов и служб. Право ребёнка на воспитание в достойных семейных условиях может быть реализовано в том случае, если родителями в полном объёме устранены причины, повлёкшие лишение их родительских прав, если у несовершеннолетнего восстановлено доверие к близким людям, некогда нанёсшим травму детскому организму. Прогноз на обеспечение качества жизни ребёнка в биологической семье должен быть убедительным, обоснованным и отвечать интересам несовершеннолетнего. Как показывает практика, судебные решения о восстановлении граждан в родительских правах немногочисленны (2017– 5, 2016 – 2, 2015 – 1, 2014 – 4). Психологическая составляющая в данном вопросе - немаловажный фактор. Познать истину мотива, побудившего родителя к восстановлению в родительских правах, изучить внутреннее состояние и степень тяготения друг к другу взрослой и детской сторон - одна из главных задач психолога.

 Главный специалист                                                                                                                                                                      М.Д. Гец